Добрый день! Сегодня Среда, 20.09.2017, 14:15
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная Регистрация Вход
Меню сайта
Новости от РБК
Статистика
Форма входа
Отправка SMS
Определитель
Новости Рязань

ИА ГАРАНТ

Главная » 2011 » Март » 19 » Оптимизация уголовно-судебной деятельности
Оптимизация уголовно-судебной деятельности
11:01

А.КОНОВАЛОВ: Законопроект, который сегодня обсуждался на совещании под руководством Президента страны, является очередным этапом политики, которую государство реализует в части оптимизации своей уголовно-судебной деятельности. Неоднократно говорилось о том, что сегодня основным трендом в уголовной политике государства должна быть не свирепость наказания, а его неотвратимость и адекватность тяжести, дерзости и опасности как собственно преступления, так и самого преступника по отношению к обществу. Как известно, ряд решений уже состоялись, в том числе прошли через парламент, в частности, Президентом подписан закон об отмене так называемых нижних порогов санкций уголовных составов.

Сегодня обсуждался ещё один пакет новелл. Их можно условно разделить на несколько групп. Во-первых, всё-таки предлагается вернуться к идее декриминализации некоторых составов преступлений, которые сегодня являются уголовно наказуемыми деликтами, но, по сути, тяготеют к группе административных правонарушений и по своей тяжести, и по своей опасности, и, самое главное, по сегодняшнему применению этих норм. И таким образом, ряд составов уголовных преступлений должны перейти в Административный кодекс, чтобы наказываться далее в порядке административной практики. Это перовое.

Второе, что предлагается сделать, – это изменить порядок применения некоторых составов преступлений, таких, например, как так называемая «товарная контрабанда», когда через таможенную границу перемещаются товары и предметы, разрешённые к обороту. То есть объектом преступления выступает не столько безопасность государства, когда страдают от ввоза оружия, наркотиков, иных запрещённых к употреблению предметов, а страдает финансовая система страны, то есть не уплачиваются таможенные платежи. Предлагается несколько реструктурировать ответственность по этим составам, с тем чтобы отвечали за реальную опасность и за реальный ущерб, которые наносятся государству и обществу.

Предлагаются дополнительные виды наказаний, причём вид наказаний, который звучал в качестве рекомендаций в одном из посланий Президента Федеральному Собранию, – так называемые принудительные работы. Сегодня предлагается эту меру поставить в линейку так называемых альтернативных наказаний, то есть наказаний, не связанных с изоляцией от общества. Хотя, по сути, эта мера будет находиться на некой грани между обязательными работами, штрафами, исправительными работами и так далее, с одной стороны, с другой стороны, лишением свободы. То есть те, кто будут осуждены к этому виду наказания, будут находиться в специализированных исправительных центрах, но при этом на гораздо более мягком режиме, чем режим лишения свободы. Они будут находиться под наблюдением, но при этом главным их занятием будет труд, причём труд по соответствующим законным нормам и оплачиваемый. Из зарплаты, которую осуждённые будут получать в этих центрах, может быть компенсирован ущерб потерпевшим, и будут возмещаться затраты государства на их содержание. И, наконец, какая-то часть, до 25 процентов, будет поступать собственно осуждённому, с тем чтобы он не терял связи со своей семьёй, с социальной средой, и чтобы не было такого трагического разрыва между состоянием отбывшего наказание человека и его состоянием до наказания.

Главной идеей всех этих изменений, всех этих новелл, ещё раз хочу повторить, является не так называемая либерализация уголовного закона, а, я бы сказал, его прагматизация. Речь идёт о том, чтобы у судов было гораздо больше возможностей для назначения наказания, соразмерного тяжести преступления, опасности виновного, его отношения к содеянному.

Сегодняшняя практика, которая, естественно, выстроена на действующий закон, далеко не всегда так гибко и так адекватно может реагировать на реальные и индивидуальные ситуации. Надо ещё понимать, что одно лишь ужесточение наказаний, направление новых и новых десятков тысяч людей в тюрьмы на долгие сроки – это не решение проблемы, в том числе, преступности и криминогенной ситуации. Дело в том, что все эти люди, которые сегодня удалены в места лишения свободы, вернувшись через годы в общество, будут в разы более опасны, чем они опасны даже сегодня. И естественно, нужно понимать, что сегодняшние новеллы, которые предлагает Президент, которые подготовлены Министерством юстиции и Администрацией Президента, должны и будут применяться сугубо дифференцированно. То есть люди по-настоящему опасные, по-настоящему тяжко преступившие закон, будут получать максимально строгие и суровые виды наказания. В то же время те, кто менее опасен, смогут получать наказание, соразмерное их вине и их преступлениям.

ВОПРОС: Когда предполагается внести эти поправки?

А.КОНОВАЛОВ: Сейчас эти поправки обсуждены и в целом одобрены, они отправляются на согласование в Правительство России. В пределах, я думаю, месячного срока они должны получить отзыв из Правительства, далее Президенту вновь будет доложена эта ситуация. Насколько я понимаю, Президент готов вновь выступить субъектом законодательной инициативы по этим предложениям.

ВОПРОС: Президент недавно подписал указ об общественном обсуждении законопроектов в интернете. Не планируется ли этот закон, например, в Министерстве юстиции обсуждать?

А.КОНОВАЛОВ: Я думаю, что, планируется. Более того, довольно долго работала рабочая группа: она включала в себя, в том числе, представителей разных юридических профессий, разных ведомств, которые постарались сделать обсуждение максимально репрезентативным. Но я думаю, что дополнительные дискуссии никогда не помешают.

ВОПРОС: А как Минюст относится к инициативе президентского Совета по правам человека о проведении общественной экспертизы ряда резонансных дел, в частности по Ходорковскому?

А.КОНОВАЛОВ: Я не думаю, что дело Минюста давать комментарии, оценки таким инициативам, потому что эти инициативы должны быть совершенно заурядной и ординарной практикой. Нам не кажется страшным или неправильным, когда сообщество юристов, специалистов других профилей, в конце концов, просто граждан смогут дать квалифицированный и компетентный отзыв о той или иной судебной практике, не только судебной, административной практике, практике правоохранительных органов. Главное, чтобы там не было истерики, некомпетентности и раздувания страстей.

Поэтому, ещё раз подчеркну: как говорят, один ум хорошо, а два – лучше. Речь не идёт о пересмотре судебных решений в каком-то особом экстраординарном порядке. Другое дело – если будут найдены основания, дополнительные аргументы для кассационных жалоб, апелляционных жалоб, надзорных жалоб. Но сегодня это не является чем-то противоречащим закону. Поэтому здесь нужно, чтобы это не было нагнетанием эмоций, а было конкретным предметным суждением.

ВОПРОС: Насколько мы поняли, это уже третий пакет поправок в Уголовный кодекс? Если вкратце, по итогам первого и второго пакетов, что было привнесено?

А.КОНОВАЛОВ: Во-первых, мы сегодня уже видим довольно, если не радикальное, то тем не менее существенное снижение количества людей, которые находятся в местах лишения свободы. Примерно на 80 тысяч человек за год население колоний сократилось. Повторюсь, это не самоцель. Самое главное, чтобы мы профилактировали рецидив, чтобы мы способствовали ресоциализации осуждённых. Потому что гораздо проще вернуть в общество человека, который отбыл наказание в виде исправительных работ или принудительных работ, чем человека, который «оттрубил» лет восемь в колонии, у которого порваны все социальные связи, который сам изменился радикально и который часто настроен откровенно обструкционно по отношению к закону и к обществу.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, какие преступления всё-таки будут перенесены в административные правонарушения?

А.КОНОВАЛОВ: Мы говорим «будут» – гипотетически, если состоится именно в этой редакции принятие закона парламентом и его подписание Президентом.

Это касается оскорбления, клеветы, в том числе клеветы в отношении судьи, причинения имущественного вреда без признаков хищения. Ещё некоторые другие составы, которые, по сути, являются в чём-то «мертворождёнными» и, по сути, долго не работали и будучи уголовным деликтом.

О чём особо важно сказать – это продолжение политики если не по декриминализации, то иной организации уголовного преследования по так называемым экономическим составам. Довольно большую группу составов, так называемых экономических преступлений, предполагается снабдить возможностью прекращения уголовного преследования в случае полного возмещения нанесённого имущественного вреда всем, кто пострадал от такого преступления, как гражданам, так и государству, во-первых, а во-вторых, выплаты фактического штрафа в пятикратном размере суммы вреда, который был причинён. По сути, это некое продолжение конструкции кратного штрафа, который был предложен по делам о взятках. Если это произойдёт, мы опять-таки сможем сделать нашу судебную практику более дифференцированной, с тем чтобы она более чутко и более адекватно реагировала на различные виды угроз. В том числе если угроза была и ущерб нанесён только финансовой системе, не были задеты интересы личности, здоровье, права людей, то финансовое наказание может быть подчас гораздо более жёстким и гораздо более актуальным для виновного.

Источник: www.fsin.su

Просмотров: 360 | Добавил: defaultNick | Рейтинг: 5.0/1 |
Новый 2016 год!
Translation
Выбрать язык / Select language:
Ukranian
English
French
German
Japanese
Italian
Portuguese
Spanish
Danish
Chinese
Korean
Arabic
Czech
Estonian
Belarusian
Latvian
Greek
Finnish
Serbian
Bulgarian
Turkish
Поиск
ГСПИ
Официальный интернет-портал правовой информации
Погода Рязань
Календарь
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Радио
Другое радио
Курсы валют
Погода
Яндекс.Погода
Взаимодействие
    Горячие документы
    Copyright UPiK & Lyadov E.V. © 2017